III ВОЛНА: 1919-1923 БЕЛАРУСЬ

Кошмарные события, развернувшиеся на Украине на фоне гражданской войны, не могли, конечно, не отозваться рикошетом в примыкающей к Украине Белоруссии: то там, то здесь происходили погромные вспышки, и еврейское население жило в тревоге и страхе. Но так как здесь не было той специфически погромной конъюнктуры, которая создалась на Украине в результате   обостреннейшей  внутренней  борьбы политических групп, а главное - не было вооруженных контрреволюционных сил, то погромные настроения не принимали вначале угрожающих размеров и не выливались в такие резкие и чудовищные формы, как на Украине. 
       С вторжением поляков в Белоруссию, в августе 1919 г., картина изменилась: сразу началась кровавая вакханалия погромов, которая продолжалась около двух лет и нанесла местному еврейскому населению зияющие раны, не залеченные еще до сих пор. 
       
Белорусские погромы по своему темпу и размаху делятся на 3 периода Первый период - это период сравнительно "умеренных" погромов, устроенных непосредственно польской армией за 11 месяцев оккупации вплоть до отступления из Белоруссии. 
       Второй период - 1920 г. отличается большей свирепостью и кровожадностью. Здесь уже подвизаются белогвардейские полчища Балаховича и Савинкова, которые с успехом подражают петлюровцам и деникинцам, применяя целиком их методы; наконец, третий период это - просто бандитизм, свирепствовавший в течение всего 1921 г. Но так как банды Булак-Балаховича, а также бандитские шайки фактически организовывались под рук о и польского командования и получали от него снабжение, то все эти три погромные периода мы по справедливости должны поставить под одну общую рубрику: "польские погромы в Белоруссии". 
      
Погромы первого периода отразили в себе специфически-шляхетское презрение к еврею и грубейшее издевательство над его национальным и человеческим достоинством, над его религией, культурой и всем его жизненным бытом. Прежде всего, поляки широко практиковали излюбленный прием срезывания или выдергивания бород у стариков евреев. Во многих местечках в ту пору почти нельзя было встретить еврея с несрезанной частью бороды. Это было своего рода позорным клеймом, по которому вельможная шляхта издали распознавала еврея. Бороду носили без риска и страха только особо почтенные евреи по особому на то разрешению властей. Этим самым была воскрешена мрачная страничка из средневековья. 
       
Избиение нагайками широко применялось и принимало иногда характер совершенно массовый. Отмечены случаи массовых избиений, как, например, в деревне Ганевичи, Борисовского уезда, где в августе 1919 г. поляки учинили экзекуцию над еврейским населением, избив несчастных до полусмерти. Кощунство, осквернение предметов культа и издевательство над религиозными чувствами еврейского населения составляет также весьма характерный штрих польских погромщиков. Так, например, в местечке Титовке, в январе 1920 г., поляки заняли синагогу, устроили в алтаре клозет, кощунственно издевались над свитками торы и, наконец, совершенно разрушили синагогу до самого фундамента. 
      
По "субботам и в наиболее чтимые еврейские праздники поляки систематически мобилизовывали еврейское население для тяжелых и неприятных работ, при чем во время работ издевались над своими жертвами и избивали их прикладами и нагайками. Например, в Бобруйске, в день иом-кипур'а (судный день), в 1919 году, все еврейское мужское население было выгнано из всех синагог и под конвоем отправлено за 8 верст от города для погрузки сена. По случаю поста евреи были в одних чулках, без обуви, но солдаты не позволили им обуться и всю дорогу осыпали их градом побоев. Сено находилось на топком, болотистом лугу, и евреям приходилось бродить по колена в воде и оттуда носить сено к возам, которые были поставлены за полверсты от стога. Вся эта работа, как и многие другие, носили характер острого издевательства над еврейским населением. 

Вот несколько ярких штрихов, характеризующих зверства и глумления польских солдат. 
В местечке Глуске польские солдаты согнали ночью еврейское население для порчи и вырубки телеграфных столбов, причем солдаты немилосердно избивали всех нагайками и прикладами, заставляли их дотрогиваться до электрических проводов, запутывали их в проволоку, гоняли в поле для рытья ям, заставляли засыпать эти ямы и снова рыть: при помощи побоев вынуждали свои жертвы ложиться наземь, подпрыгивать, маршировать, делать гимнастику, танцевать и т. д. до утра, а под конец, обобрав и ограбив до нитки, отпустили домой. 
    
  В другой деревне Мозырского уезда поляки подвергнули 11 евреев следующей мучительной пытке: они заставили несчастных пить воду и выпить без перерыва по целому ведру. Для этого они им всовывали палки в рот, искусственно вызывали рвоту и вновь заставляли их пить, затем, уложив всех на землю, покрыли досками и провели по ним несколько лошадей; наконец, натешившись вдоволь над жертвами, они нацепили им всем камни на шею и бросили их в Припять... 

Случаи бессмысленной жестокости польских легионеров далеко не единичны. Так, например, в селе Березине, в августе 1919 г., поляки закопали живьем гражд. Залмана - фабриканта - по подозрению в большевизме; такая же ужасная участь постигла в Бобруйскесемью гр. Геклера из 9 душ, заподозренных в коммунизме. Вся семья была арестована и затем бесследно исчезла. Совершенно случайно была впоследствии обнаружена яма, в которой нашли несчастных с разможженными черепами, переломленными конечностями и пр. Экспертизой установлено, что некоторые женщины из числа этих 9 жертв были зарыты живыми. В Мозыре среди бела дня в городском саду были поляками повешены три еврея по подозрению, якобы, в шпионаже. Несколько позже, при отступлении из Мозыря, без всякого повода были повешены на одной березе еврей и русский, при чем поляки заставили частных лиц под угрозой смерти помогать палачу. 
   
Изощряясь в жестокости, издевательствах над еврейским населением, заносчивые паны додумывались до таких невинных забав, как привязывание стариков евреев к лошадиным хвостам или запряжка евреев в телегу вместо лошадей и езда на них по городу на потеху толпе. Нужно отметить, что подобная гнусность была, между прочим, проделана в Минске, в столице Белоруссии, где еврейский элемент составляет большинство населения и играет весьма видную роль в хозяйственной, политической и общественной жизни города. 
Чтобы покончить с вопросом об издевательствах поляков над еврейским населением, следует еще указать на принуждение при помощи угроз и побоев танцевать, петь и кричать: "Да здравствует Польша!.." Польские издевательства были до такой степени невыносимы, что многие предпочитали смерть и нередко обретали ее от рук польского мучителя... 
    
то касается квалифицированных погромных действий, то сюда относятся, главным образом, грабежи, поджоги и насилия над женщинами. В тех местностях, которые служили транзитными пунктами, грабежи продолжались беспрерывно втечение многих месяцев. В этом отношении поляки ничуть не уступали петлюровцам и деникинцам; они забирали не только одежду, белье и обувь, но также мебель и даже домашнюю утварь, при чем все это открыто и организованно нагружалось на подводы, перекладывалось в вагоны и отправлялось в Польшу, а что нельзя было увезти, то уничтожалось тут же, на месте. Благодаря такому варварскому режиму польских оккупантов, еврейское население этих местностей разорилось дотла и совершенно обнищало. Особенно разорительны были многочисленные пожары, произведенные поляками в городах и местечках. Этот вандализм, имевший карательные и террористические цели, являлся крупнейшим бедствием для еврейского населения Белоруссии. 
   
На кровавых подвигах Булак-Балаховича, равно как и на похождениях различных бандитских шаек, мы подробно остановимся в следующей главе. Пока же мы только заметим, что эти прихвостни польской буржуазии выполняли свои задания не за страх, а за совесть, старательно копируя петлюровских и деникинских погромщиков. 
Итак, общая картина погромного периода на Украине и в Белоруссии обрисовалась пред нами с достаточной ясностью. Для большей же полноты и законченности нам остается лишь коснуться еще вопроса об отношении к этим кошмарным событиям нееврейского населения в массе и в частности об отношении Советской власти к антисемитизму и погромщикам.
Многочисленные наблюдения самих пострадавших дают нам неопровержимые доказательства того, что отношение нееврейской массы населения к погромам было в общем безусловно отрицательное. 
Не говоря уже о передовых слоях пролетарской и трудовой интеллигенции, можно утверждать, что и более культурная часть городского мещанства, а также значительная часть беднейшего крестьянства чутко реагировали на погромы и приходили на помощь погромленному населению в той или иной форме. 
    
Чаще всего приходилось прятать обреченное население от свирепствовавших банд, и эта помощь нередко оказывалась еврейскому населению с риском для собственной жизни, ибо погромщики жестоко расправлялись с такими "жидовскими покровителями". Среди погромных материалов имеются документы, свидетельствующие о самоотверженной деятельности отдельных влиятельных лиц, которым сотни евреев обязаны своим спасением. (Таковы, напр. Передеря, Верхола и др. См. III главу). 
Если бы этого не было, то еврейское население было бы поголовно истреблено, а уцелевшая часть погибла бы от голода, холода и болезней. 
Эти светлые проблески человечности вносили живую, бодрящую струю в отравленную атмосферу дикости и злодейства, насыщенную кровью и страданиями трех миллионов людей. В минуты самого мрачного отчаяния затравленное и измученное еврейское население черпало в этом утешение и надежду на то, что не все еще потеряно и что с уничтожением контрреволюционных сил наступят лучшие времена. Мы уже знаем теперь, что эти надежды оправдались в полной мере. Торжество революции и победа Советской власти принесли спасение и братскую помощь измученному еврейскому населению Украины и Белоруссии, над которым в течение четырех лет висел Дамоклов меч об'единенной и сплоченной контрреволюции и реакции. 
     
Островский З.С. 
    Еврейские погромы 1918-1921гг. 
    Издание: Издательство Акц. общество "Школа и книга". Москва, 1926. 
     Тираж 5000 экз. 

В 280 НАСЕЛЁННЫХ ПУНКТАХ БЕЛОРУССИИ В ТЕЧЕНИЕ 3-Х ЛЕТ 
(С 1919 ПО 19212 ГОД) ПРОИСХОДИЛО УНИЧТОЖЕНИЕ ЕВРЕЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

Названия городов, штетлов, сёл, где происходила кровавая резня в 1919-1922 годы

Современное название

Описание погрома

Азарычы

Акцябрский район

Арцёмава

Бабруйск

В Бобруйском уезде поляки сожгли около 2000 ярдов, при этом скот и мертвый инвентарь, переживший пожар, а также все самое ценное имущество было вывезено. Есть 47 убитых. В Уречье поляки сожгли все здания. В Глуске поляки сожгли 85 магазинов, а также много домов и навесов, а имущество и скот были вывезены. В тех случаях, когда имущество не могло быть вывезено, оно тут же уничтожается на месте. Если по какой-то причине было невозможно забрать скот, солдаты привязали его к стойлам в сараях и сараях, и, таким образом, скот погиб вместе с здание. Часто в огне гибли люди, поскольку те, кто не успел заранее спастись из горящих домов и зданий и спрятаться в уединенном месте, уже не освобождали польских солдат под угрозой расстрела. Таким образом, многие люди, которые боялись перестрелять польских солдат, были сожжены заживо.
Поджог, как указано, занимал видное место в польских погромах. Они были изготовлены довольно открыто и организованно с использованием различных технических устройств. в виде зажигательных снарядов и т. д. Чаще всего весь дом заливали керосином или покрывали соломой и освещали. Солдаты пожарной охраны под угрозой расстрела не позволили потушить пожар.
Следует отметить, что нееврейское население обычно не было затронуто поляками, их имущество не было разграблено, а дома не подожжены.
Деревня Домово, Бобруйский уезд. Эпизод польской оккупации.

Летом 1919 года, в день Йом Кипур, появилась эскадра польских уланов, которая вошла в синагогу и начала насмехаться над верующими, особенно над старыми. Они изгнали стариков в полном молитвенном облачении из синагоги и заставили их подметать улицы, а затем заставили их танцевать, и их бороды были отрезаны. Девочек и женщин заставляли чистить картошку и жарить кур и гусей, украденных у еврейского населения. Все молодые люди были вынуждены на принудительных работах перевозить сено для своих лошадей в течение пяти миль. Такое издевательство над национальным и человеческим достоинством еврейского населения было обычным делом при правлении польского дворянства.

Бабынічы

Багданаўка

Балаши, Застенок

Балотавічы

Барановичи

Барысаў

Разрушенная синагога в Борисове (ныне Борисов)
Из доклада Борисова Ревкома видно, что поляки при оставлении Борисова совершили настоящий погром, усугубленный сильным пожаром, уничтожившим большую часть города. Несгоревшая часть города также была разрушена. Не было ни одного выжившего окна, ни одной крыши. Вся домашняя утварь, одежда и обувь полностью ограблены и сожжены. Около 26.000 жителей превратились в нищих. Полная потребность и голод завершили ужасную картину, в которой еврейское население оказалось запуганным, физически и морально истощенным. Необходимо отметить, что поджоги, как правило, являются любимым методом погрома польской шляхты.

Белахвостава

Белева

ЭТО БЫЛО